Экскурсия по Бахчисараю вековой давности

Экскурсия по Бахчисараю вековой давности

 

Бахчисарай в 1924 году по описанию русского этнографа П.В.Никольского

 

 

Из всех памятников старины в Крыму Бахчисарай больше всех говорит о прошлом-говорит красочным и ярким языком старого, прожившего столетия города.Необходимо только внимательно и вдумчиво отнестись к этому уголку Крыма, постараться проникнуться его настроением и оригинальной прелестью. Как и всякий исторический памятник, о котором много пишут и говорят, Бахчисарай легко может вызвать разочарование, особенно у тех, кто приезжает сюда из большого города. В из сознании ещё живы ровные ровные мощёные улицы, широкие площади и большие дома, непонятные сердцу и уму художественные произведения европейской культуры.

 

 

Новые своеобразные впечатления врываются неожиданно, скользят по верхушкам сознания, готового ежеминутно вызвать совсем нежелательные и ненужные сравнения, - и остатки былой жизни народа иной культуры, иной исторической судьбы остаются чуждыми и непонятными. Чтобы отрешиться от этого предвзятого взгляда современности, увидеть все памятники Бахчисарая в их исторической перспективе, необходимо прежде хоть немного ознакомиться с жизнью самого города и приучить себя к впечатлениям его внешнего облика.

 

Главная улица, на которой стоит дворец-место обычной остановки всех экскурсий, не может удовлетворить этой потребности: дома новой постройки, современного вида, лавки и мостовая значительно изменили ее первоначальное лицо. 

 

Следует поэтому свернуть от нее направо, в один из переулков прихода Табана-Маале и подойти ко дворцу, предварительно пройдя всю эту южную часть города. Она очень своеобразна. Змейками расползаются ее узкие улички в разные стороны. Глухие нижние стенки небольших двухэтажных домиков давят своим однообразием, и это чувство стеснения еще более усиливается от выступающих вперед, нависших над головою крыш. Наверху под крышами по два, по три небольших однорамных окна, иногда загороженных до половины  резной деревянной решеткой.

 

 

Пустынно и безлюдно в этих маленьких переулочках, среди сгрудившихся со всех сторон домов, но за их слепыми стенами как-то странно чувствуется биение скрытой, прячущейся жизни: раздается смех, песня, слышатся слова разговора, звякнут ножницы, и эти звуки доходят до слуха едва смягченные тонкими стенками—полная противоположность большим городам, где улицы полны людей и оживления, дома кажутся такими мертвыми и безжизненными.

 

Экскурсия по Бахчисараю               Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Скрипнет впереди калитка, и на минуту покажется и скроется фигура пожилой татарки, вы проходите мимо и чувствуете, что за калиткой кто-то стоит и провожает вас в щелку любопытным взглядом. Пальцы руки, придерживающей дверцу, покрыты на концах красной краской-запоздавшая дань старому, вымирающему теперь обычаю.

 

Молодые более бойки и общительны-иногда целая группа их выглянет из глубины какого-нибудь дворика. Традиционная шапочка редко когда покрывает их головы с туго заплетенными косами, от прежней любви к косметике у кого сохранилась привычка невероятно чернить брови; костюм-вшитый по талии халат, иногда застегнутый поясом.     

                             

Экскурсия по Бахчисараю                     Экскурсия по Бахчисараю

 

Женщины из зажиточного класса более других сохранили старо-татарский костюм, отказавшись только от выходного белого покрывала. 

Его заменяет теперь большой цветной, ярких оттенков, платок, набрасываемый сверх шапочки. Края его сходятся непосредственно около губ, скрывая на три четверти лицо обладательницы, которая степенно выступает в ярком, широком и длинном до полу шерстяном халате на шелковой или атласной светлой подкладке.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Но люди редко встречаются здесь и невольно, среди похожих друг на друга домиков и дворов, взгляд хочет найти какие-либо черты разнообразия. Кое-где обвалившаяся штукатурка стен позволяет проникнуть в способы их постройки: почти всегда они состоят из необожженного кирпича калыба, заполняющего промежутки между толстыми деревянными балками остова дома. Лишь изредка нижние этажи зданий построены из камня. В других победнее явственно проступает плетенка чубуков-хворосту, слегка замазанная глиной и побеленная.

 

Остановимся на минутку на перекрестке, который образуют несколько уличек сейчас-же за № 47 следующего прихода Кады-Маале. На загибе левого из них стоит небольшой дом, открывающийся на улицу низкой с подковообразным сводом дверью. За стенами его видны два покрытые дерном холмика-это купола старинных восточных бань.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 

                                          Экскурсия по Бахчисараю

 

 

В переулке напротив-хорошенький домик со стрельчатыми окнами. Под ним так часто встречающийся в Бахчисарае фонтан.

Выше его весь склон горы покрывает большое кладбище, надгробные памятники которого в виде столбов, с обработанными на подобие чалмы концами, напоминают собою покрытую гигантскими грибами лужайку. Наиболее часто группируются они около небольшой мечети, прячущейся за купою фруктовых деревьев. В ее стенах вделаны несколько таких-же надгробных памятников-воспоминание о тех, кто не нашел себе места возле родных могил.

 

                                                   Экскурсия по Бахчисараю

 

Соседний квартал Сырлы-Чешме носит имя фонтана (около д. № 35), широкая шапка которого и голубая с растительным орнаментом размалевка своим нарядным видом как-то не вяжутся со скромною внешностью окружающих его домов: построен он иждивением какого-то хана и отразил на себе общий стиль дворцовых построек.

 

                                                  Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Непосредственно за ним, в переулке направо, обращает на себя внимание дом под № 63. Это один из немногих, сохранившихся до последнего времени, образцов старой татарской постройки: по глухой наружной стене его под легким слоем штукатурки видны массивные дубовые балки, скрепленные между собою, вместо гвоздей, деревянными клиньями..Бахчисарайцы эти дома считают очень старыми.

 

                                                           Экскурсия по Бахчисараю

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Поднимемся еще выше (приход Бурма-Чешме) и оглянемся назад: теперь делается вполне ясным происхождение своеобразной формы бахчисарайских домов. Если посмотреть сверху, они представляются уже одноэтажными и по внешнему своему виду мало чем отличаются от степных татарских построек или домиков Эски-Юрта и Азиса, равнинных предместий Бахчисарая. Второй нижний этаж понадобился для того, чтобы создать на покатости крутого склона ровную площадь для жилья.

 

 

Отчасти он служебного назначения, но, более защищенный от холода и ветров, служит владельцам и для жилья в недолгую крымскую зиму. Старые, обнаженные стены домов обнаружили пред нами последовательную цепь приемов постройки, самый первобытный из которых—плетенка чубуков—стоит в непосредственной связи с тем деревянным остовом кочевой кибитки, который некогда покрывался войлоками, а в новых условиях оседлой жизни стал замазываться глиной и покрываться известкой.

 

На смену плетенке пришел калыб, и только теперь, почти на наших глазах, камень стал употребляться на фундаменты построек и даже на целые дома. Окна и двери со стрельчатыми или подковообразными сводами явились позднейшими наслоениями в постепенном развитии татарского дома: это отложения мусульманского искусства, перенесенные сюда из архитектуры дворца и мечетей.

 

 

                                                             Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Как и юрты кочевников, почти все дома смотрят фасадом на юг, и темной ночью, когда в них зажигают огни, Бахчисарай с южной стороны дает красивое оригинальное впечатление: как будто море раскинулось у ног и фосфорится маленькими сверкающими блестками.

 

                                                         Экскурсия по Бахчисараю

 

Все домики не имеют непосредственного сообщения с улицей-вход в них идет через небольшие дворы с одной, двумя парами деревьев. Выходные калитки, по большей части, приподняты над мостовой несколькими рядами ступенек. Одностворчатые или двухстворчатые их дверцы имеют посреди довольно большую медную розетку с прикрепленным к ней таким же кольцом.

 

 

Это не только ручка, но и своеобразный звонок. С его старинным видом плохо вяжется новенькая дощечка с обозначением номера дома и прихода, к которому он принадлежит. Но эти цифры и написанные русскими буквами непонятные названия восстанавливают также картинку прошлого, современное деление города повторяет его прежнее дробление на приходы: все эти узкие переплетающиеся улички жмутся к одному или, верхней, разбегаются от одного главного центра— приходской мечети с неизбежным мектебом (училищем) около нее.

 

                              Экскурсия по Бахчисараю

 

Несколько их уже встречалось на нашем пути, помогая разобраться в запутанных переулках своими стройными, четкими, на фоне неба, минаретами. Соседняя мечеть Бурма-Чешме не повторяет их устройства. Ее минарет представляет собою маленькую каменную будочку, едва приподнятую над землёй на несколько ступенек.

 

                  Экскурсия по Бахчисараю

 

Таких минаретов довольно много в Бахчисарае, а еще больше среди сельских мечетей Крыма. Быть может, их примитивная форма оригинального происхождения и зародилась впервые еще тогда, когда кочевые татары стали только знакомиться с мусульманством.

           

 

Экскурсия по Бахчисараю         Экскурсия по Бахчисараю

 

Такой постройки мечеть мы найдем и в следующем приходе Асма-Кую, за глубоким оврагом, стремительно врезавшимся в самую гущу домов. Это один из прелестных уголков Бахчисарая: повисшая над скатом оврага старая мечеть оттенена двумя стройными тополями, единственными в этой возвышенной части города, а немного ниже ее тихо журчит небольшой фонтан.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Маленькие домики как бы расступились по сторонам, давая отдых от впечатлений скученности, тесноты и грязи, которые все время нас сопровождали. Внизу раскинулся по осыпям ущелья город, а в глубине его направо широкое пятно зелени садов обозначает собою местоположение дворца.

                                              


За мечетью следы разрушения, нанесенного голодом минувших лет, все усиливаются. Почти уже не встречаются жилых домов и скоро ничего не видно, кроме развалин. Многие стенки упали прямо на улицу, по которой уже некому ходить, и позволяют видеть нею внутренность дворов с развалившимися островами построек, грудами мусора от калыба, битой черепицы и отбросов домашнего скарба. Эти мертвые скелеты жилищ еще более усиливают уже сложившееся впечатление об их невзрачности и легкости.

 

                                              Экскурсия по Бахчисараю

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Сбегающие сверху вниз по косогору квадратики развалин своею миниатюрностью напоминают ячейки вывороченных и полуразрушенных сот меда. Ощущение, запустения и смерти поддерживает и картина соседнего кладбища, огромный пустырь которого развернулся направо от нас. И под впечатлением итого гнетущего чувства невольно кажется, что причудливые, странно-выветривающиеся скалы напротив нас, по другую сторону ущелья, повторяют в огромном размере надгробные памятники мусульманского кладбища, начинает казаться, что и весь Бахчисарай является случайно сохранившимся памятником старинной, давно исчезнувшей повсюду жизни, но теперь уже и здесь близкой к смерти и разрушению.

 

                                              Экскурсия по Бахчисараю


Главная улица Бахчисарая является средоточием его ремесленной и коммерческой жизни. Еще недавно она била здесь полным ключем, поражая заезжего человека своею красочностью и оригинальностью. Узкая улочка казалась все насыщенной звуками: стук и звон в мастерских, с открытыми прямо на улицу окнами, зазыванья торговцев, звонкие выкрики разносчиков сладостей и национальных блюд в больших, подвижных кухнях—все сливалось в один сплошной гул, и ухо долго еще хранило его раздражение, чутко воспринимая мертвую тишину ханских садов и дворца.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Теперь почти так же тихо и на главной улице Бахчисарая. С большим трудом он вышел из тяжелых испытаний голодных лет, и только теперь в этом центре города начинают появляться признаки былого оживления.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Снова возникают лавки и магазины, начинают работать мастерские, но в их внешнем виде и устройстве уже чувствуется утрата старинных, оригинальных форм и сильнее сказывается подражание чужим образцам. Познакомимся ближе с этой стороной жизни города и постараемся, насколько возможно, восстановить ее прежний облик

.                  

Экскурсия по Бахчисараю                           


Прежде всего пройдем на кожевенные заводы: их предварительный осмотр позволит нам составить понятие о былом развитии бахчисарайских производств и даст возможность выйти на главную улицу со стороны городских ворот-наиболее удобного исходного пункта для обозрения ремесленной и торговой жизни Бахчисарая. Кожевенных заводов и сейчас очень много. Начиная почти от ханского дворца, они тянутся сплошной вереницей в направлении вокзала по течению речки Чурук-Су

 

Одно за другим идут деревянные строения в два этажа, покрытые широкими крышами. Под ними сушатся растянутые правильными рядами кожи, напоминая собою группы спящих огромных летучих мышей. Всюду вокруг зданий и на внутренних их дворах почва пропитана сыростью, кое-где покрыта краской и разными отбросами, издающими специфический запах кожевенного завода.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Во дворе вырыты ямы, выложенные глиной, иногда имеются и каменные чаны: в них в известковом растворе мокнут козлиные и бараньи шкуры. Нижние этажи зданий представляют собою сараи с незастекленными отверстиями окон, позволяющими свободно разгуливать ветру.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Тут можно увидеть, как в ямах, наполненных водою, рабочие полощат ногами очищенные от шерсти кожи, чтобы освободить их от известкового раствора, как перекладывают их руками в настое сумаха, как кожи красят, предварительно свернув надвое, в небольших чашках, наполненных горячей краской, состав которой является тайной бахчисарайских мастеров, и как, наконец, наводят на них глянец посредством деревянной машины, похожей на современные, но приводимой в движение руками трех рабочих.

 

Она сравнительная новость и заимствована около двадцати лет назад из Константинополя, а раньше кожи полировали прямо от руки обыкновенной кизилевой палкой. На всех заводах повторяется эта, повсюду одна и та же, картина глубокой старины, первобытности приемов производства…


 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Пройдя длинный ряд заводов, свернем где-нибудь за приходом Абит-Эфенди на главную улицу. Первое впечатление-звон кузнечных молотов-привлечет нас к одной из невзрачных лачужек, откуда раздаются эти звуки. Во владельце ее нетрудно узнать цыгана,  небольшая слободка которых раскинулась недалеко на осыпи скалы. Это шумное ремесло примостилось на самой окраине города.

 

 Экскурсия по Бахчисараю

 

Ближе к центру работают войлочники (киизчилер), некогда занимавшие целый квартал. Работа их очень интересна своею самобытностью. Она требует некоторого простора помещения, и их мастерские представляют собою большую комнату, низкий потолок которой подпирают несколько деревянных колонн; в одном углу стоит большой котел с булькающей в нем от сильного кипения водою, в другом нагромождены целые ворохи шерсти. 

 

Экскурсия по Бахчисараю           Экскурсия по Бахчисараю

 

К стенам прикреплены несколько тонких и гибких удилищ, к концу которых длинной крепкой бечевкой привязаны странные орудия, своею формою и величиною напоминающие арфы, но только с одною толстою струною. Дерево этого орудия настолько легко, что его можно удержать одной рукой в горизонтальном положении. 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Усевшись плотно на полу, мастер правой рукой ударяет тяжелой деревянной колотушкой по струне, направляя ее на брошенный перед собою ворох шерсти, и от дрожания струны шерсть разлетается в разные стороны тонкими нежными хлопьями. 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

В это время другой мастер легкой пилочкой о пяти пальцах, сделанной из тростника собирает пушистые хлопья и осторожно, соблюдая возможную соразмерность, раскладывает на длинной, наполовину скрученной циновке, пока не образуется слой приблизительно в одну четверть.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Потом он берет выдолбленную тыкву, в которой просверлены небольшие дырочки, и, наполнив ее горячей водой, основательно поливает шерсть.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Вслед за этим ковер скручивается, наподобие тех слоенных пирожков, которые продают в буфете станции, заворачивается в холсты и увязывается вдоль и поперек веревками.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Взяв в руки четки, мастер сильными движениями ноги начинает катать этот тюк на протяжении 1,5-2 саженей. Необходимо эту операцию проделать 60—70 раз и чётки служат для того, чтобы не сбиться со счета. 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Через полтора часа войлок уже готов: его развязывают, подрезывают края, снова поливают горячей водой и вешают сушиться на ветер.

Все движения рук и ног работника обнаруживают ловкость и точность, приобретаемую только большим опытом, и он, действительно, может рассказать, что был при этом ремесле с самого детства и точно таким же образом до него работали и его отец, и дед, и прадед.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 


Когда-то по соседству с войлочниками целые кварталы занимали ремесленники по металлу: оружейники (тюфекчилер), слесаря (челингилер), медники и лудильщики (бакырджылар и калайджылар). Один вывоз из Бахчисарая ружей достигал до двух с половиной тысяч стволов, которые, по словам современника, „весьма ценились во всей оттоманской империи". Теперь сохранилось только несколько мастерских медников.

Здесь можно видеть, как они из больших листов меди выковывают на вертикально вбитых в землю металлических брусьях оригинальной формы посуду: огромные тазы, кувшины и чашки, блюда с крышками… 

 

Экскурсия по Бахчисараю            Экскурсия по Бахчисараю

 

…Разыщем мастерскую торваджи (ремесленникам, делающего торбы для лошадей).

Узкое и длинное помещение, слабо освещённое маленькими окнами, протянувшиеся от стены до стены ряды тонких шерстяных нитей и двигающаяся среди них взад и вперёд тёмная фигура работника – пробуждают в уме старинное и далёкое воспоминание: как будто мы видим огромного паука, раскидывающего свою сложную сеть.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

На боку у мастера привязан большой мешок с шерстью, от которого тянутся к колышкам веретена две нити, растущие под руками мастера всё время, пока он отходит в противоположную сторону. 

 

Экскурсия по Бахчисараю          Экскурсия по Бахчисараю

 

Эти нити получаются витыми, благодаря движению колеса на веретене, приводимого в действие тонкой бечёвкой, привязанной к поясу работника. Из них другой мастер, сидя поджавши ноги плетёт торбы: необходимо два параллельных ряда нитей, натянутых на пяльцах в вертикальном к работнику положении, переплести третьим горизонтальным рядом и, чтобы сделать один такой ряд приходится произвести целых пять движений руками. Плетёнка получается чистая и аккуратная, а разнообразный цвет ниток - белый, серый, красный и чёрный- придают ей довольно изящный вид…

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Не доходя до приходя Орта-Джами, последовательный ряд ремесленников обрывается и всё чаще начинают попадаться лавки с живностью: овощами, фруктами, мясом, вся улица приобретает вид обыкновенного рынка. Старинные названия говорят, что он расположился на месте старого: сперва идёт Туз-базар-сольный, потом Соган-базар- овощной выше, в проулке Ашлык-базар-хлебный рынки.      

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Пройдём несколько дальше по линии приходов Орта и Эни Джами. Здесь картина снова меняется-начинают преобладать лавки и магазины современного вида галантерейным, колониальным, апеткарским и другим привозным товаров. Они заняли место старых Караван-Сараев-больших гостиниц, предназначенных для коммерческих целей.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Эти кварталы носят название Базиргянлар-ичи - мануфактурщиков. Почти исключительно это были крымские греки, армяне и караимы. В их лавках преобладали заморские товары- французские, голландские и польские сукна, согласно духу времени ярких оттенков и цветов: красного для шаровар, зелёного, голубого и коричневого для верхней одежды, и особенно любимых высшим сословием разноцветных полосатых жёлтого с зелёным, красного с синим…
За этим торговым кварталом вплоть до самого дворца снова шел когда то ряд мастерских: в них вырабатывалось холодное оружие, главным образом ножи (пичакчилар), выделывались из сафьяна разные предметы обихода (сарачлар)…

 

Экскурсия по Бахчисараю

 


Поднимемся по одному из переулков прихода Ени-Джами на верх осыпи: название приходя Ермине-Маале и небольшой фонтан с высеченным на нём крестом подскажут, что мы находимся на месте старой армянской слободы, где когда то останавливались у единоверных с ними жителей её приезжавшие в Крым польские послы одно время имела своё местопребывание иезуитская миссия. …

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 


Обширное пространство, занятое в прошлом мастерскими, по сравнению с небольшою торговою частью, ясно указывает на ту степень хозяйственного развития города, когда торговый капитал не овладел ещё производством, и старая лавка-мастерская сохраняла преобладающее значение на местном рынке. Это черта далёкой старины в организации общественного труда и обмена подтверждается и рядом мелких наблюдений, вынесенных нами при посещении мастерских.

 

Мы видели почти везде ручной труд, тяжёлый, благодаря первобытным несовершенным орудиям, разделение которого между работниками носило повсюду довольно случайный характер, в большинстве случаев ремесленники исполняли или частные заказы или работали на удовлетворение текущего спроса; почти каждый из них мог насчитывать несколько поколений своих предков, занимавшихся тем же самым ремеслом…

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

В состав цеха входили: мастер (уста), подмастерье (калфа) и ученики (шергит); во главе стоял главный мастер- уста-баши, имевший двух помощников: по административной части-гигит-баши и нечто вроде курьера-чауш. Спустя три года новопоступивший ученик переводился в разряд, выдержав соответствующее испытание, что приурочивалось ко времени женитьбы….


В прежнее время до 1827 года посвящение в мастера носили грандиозный характер обще цеховых собраний, происходивших в шести верстах от города в долине реки Качи. Сюда стекалось всё ремесленное население Бахчисарая под знамёнами своих цехов (санджак)…


Наша экскурсия по городу закончена. Одна за другой проходили все время перед нами черты далекой старины: мы видели скученность отвернувшихся от улицы домиков, укрывшихся за естественными стенами высоких скал, узкие искривленные переулки, рассеянные повсюду остатки развитой прежде религиозной жизни, замкнутость отдельных национальностей в особых кварталах и т. п. Все это черты средневекового города…

 

   Экскурсия по Бахчисараю Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Теперь нам необходимо выяснить взаимное отношение города и дворца. Пройдём поэтому далее на восток прямо по осыпи скалы и станем напротив дворца. Здесь у подошвы известковых скал, как на ладони, виден весь Бахчисарай. Справа и слева по склонам ущелья лепятся, сливаясь в сплошные белые пятна, маленькие домики. Они как бы жмутся друг к другу и все вместе тесным кольцом окружают дворцовые сады. Внизу тонкой змейкой вьётся улица базара. Выше его, у наших ног, - те же домики-игрушки, увитые зельнью, с крытыми дворами-беседками, пересечённые вкривь и вкось узкими переулками.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Кое-где на крышах их бросаются в глаза характерные высокие трубы-дымоходы с остроконечной шапочкой, напоминающей колпак арлекина. Такие трубы попадались и раньше в других частях города и такие-же точно трубы видны на крышах дворца - сходство, заставляющее предполагать какую-то связь между ними.

 

Экскурсия по Бахчисараю Экскурсия по Бахчисараю

 

Сопоставим теперь все накопившееся от осмотра города впечатления с открывающейся перед глазами панорамой: сплошным белым муравейником городских домиков, теснящихся вокруг зелёного пятна ханских садов и с просторно раскинувшимися вокруг большого внутреннего двора дворцовыми постройками, привлечём ещё самое название Бахчисарай-«дворец в садах», и мы получим несколько руководящих указаний относительно возникновения города и его характера в прошлом. Несомненно, его основною частью является дворец, к которому со всех сторон тянутся эти беленькие домики.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 Действительно, политические причины заставили первых Гераев перенести административный центр вновь образовавшегося ханства из Старого Крыма (Солхат) далее на юг, вглубь полуострова, под защиту малодоступных и трудно проходимых гор. Живописное покрытое лесом и садами ущелье, примыкавшее к древней крепости Кырк-Ер (ныне Чуфут-Кале) – с одной стороны, а с другой – сливавшееся с привычной, родной степью, привлекло их внимание, и здесь возникает с начала XVI века постоянная резиденция ханов.

 

Нынешний дворец их построен в половине XVIII века на месте старого дворца, уничтоженного пожаром при взятии Бахчисарая  русскими в 1736 г., но в самом расположении дворцовых построек он в значительной мере повторяет своего предшественника. Сравним нынешний вид дворца с планом его 1798 г. и со следующим описанием Манштейна, видевшего ещё старый дворец до его уничтожения: « Во двор ханского дворца ведёт каменный мост, перекинутый через небольшой ручей, который омывает дворец.

 

Берега ручья выложены камнем. Дворцовый двор, довольно обширный, представляет собою квадрат, обставленный строениями… По правой стороне его находится старый дворец хана, в котором он жил…Строения эти окружены садами и фонтами свежей чистейшей воды, проведёнными из горных источников, и хотя постройка их не отличается ни правильностью, ни роскошью, однако, нравится своею опрятностью и и изяществом. По левой стороне двора есть строения, из которых в среднем жили невольники хана…Пройдя дальше, выйдешь к конюшням хана, каменному строению длиною пятнадцать саженей…Большая ханская баня примыкает к ханскому дворцу»…

 

 Это сравнение даёт нам возможность сделать вывод, позволяющий угадывать во владельцах дворца не столько государей-правителей, сколько государей-собственников. Во всём явственно проступаю черты частного быта. Ни одного здания чисто государственного нельзя указать среди помещений дворца, наоборот, даже самый дворец-местопребывание ханов-скрыт от посторонних глаз за целым рядом хозяйственных построек. Его окружают кухни, бани, амбары, конюшни, помещения для дворни, даже лавки…

 

 Значительное число ханских придворных, всякого рода должностных лиц не могло, конечно, поместиться во дворце, чему свидетели те домики с характерными трубами, которые разбросаны в разных местах Бахчисарая. Владельцы этих домов принадлежали по большей части к числу ханских служилых людей «капу-кулов», его личных вассалов…

 

 Нам необходимо присмотреться повнимательней к ханскому дворцу: жилище властителей государства должно таки или иначе отразить и характер их власти и общие условия государственного быта. Лучшим местом, откуда виден весь дворец, является осыпь  ущелья напротив дворцовых ворот или минарет ханской мечети. Отсюда, с вышины, ясно видно, что крыша главного корпуса состоит из отдельных частей, расположенных одна выше другой. В распределении их нельзя уловить никакой системы и порядка, зато выходящие далеко за стены выносы их краёв придают дворцу очень живописный вид…

 

 

Материал, из которого почти целиком построен дворец-тот же самый калыб, который мы видели в других постройках Бахчисарая…Лёгкие хрупкие контуры дворца подчёркивают массивность здания мечети. Её квадратная невысокая, четырёхскатная  крыша, с выходящими далеко за стены краями придаёт ей мощный, несколько приземистый вид, и это впечатление заметно усиливают крыши двух открытых, со стрельчатыми арками, галереей, расположенных вдоль боков её. Два минарета у северных концов этих галерей уходят в небо стройными белыми колоннами, они недавнего, сравнительно, происхождения, но покоятся на старых, покрытых мохом основаниях.

 

Пройдём внутрь мечети. Над дверями главного входя с левой стороны надпись: «Хаджи-Селим-хан, - да помилует Бог сего праведного мужа! – был лучшим из ханов. Сколько ни расцветало роз в родном его цветнике, все они в свою очередь украшали властительный дом. Когда новая роза этого цветника, т.е. Селямет-Герай сделался крымских ханом, тогда, по милости Божией, пришла на мысль следующая хронограмма: «Селямет-Герай построил эту великолепную мечеть 1153 г.». Спустя два года мечеть эта подверглась ремонту, о чём свидетельствует другая надпись: «Да будет благословенна починка Высокого Крым-Герай-хана».

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

Итак, эта мечеть построена, по нашему летоисчислению, в 1740 г. и, несомненно, в её больших размерах и отделке должен был, отчасти, сказаться тот религиозный и патриотический подъём, который охватил край после разгрома Бахчисарая в 1736 г., когда «проклятые московы, подобно злым духам, вошли в чистое, девственно тело Крыма».

 

 Несмотря на то, что здание построен в два света, внутри его стоит полумрак, эффект которого достигается цветным застеклением окон, тёмной окраской резного потолка и хор. В этом слабом освещении скрадываются все линии: колонны, поддерживающие потолок, кажутся легче и стройнее, а вся внутренность мечети – просторнее. В правом находится высокая кафедра, изящно выточенная из орехового дерева с ажурной резьбой и инкрустациями. Над нею выше видны застеклённая галерея ханской ложи.

 

Вход в неё ведёт из дворцового двора по лёгкой деревянной лестнице. В первом отделении ложи стены покрыты фаянсовой облицовкой, украшенной арабо-персидским орнаментом-лиловато-синими изящными разводами по белому полю. Необходимо здесь обратить внимание и на внешние окна ложи они  очень невысоки и позволяют увидеть весь сложный характер застекления двумя рамами, одной с цветными, а другой, внешней, с простыми стёклами.

 

Подойдём ко внутреннему окну галереи: большой покрытый коврами квадрат пола тонет глубоко внизу в полумраке мечети, и впечатление простора и величины здания ещё более усиливается. Представим теперь на минуту эту мечеть, наполненную молящимися. Правильными, как шеренги солдат, рядами они выстраиваются против михраба - священной ниши обра­щенной к Мекке, заполняя собою все помещение.

 

Оттуда —от михраба —раздается одинокий голос, в переливах которого чувствуется определенный ритм, целый ряд заученных приемов. И, повинуясь голосу и движениям тела имама, вся масса людей совершает ряд однообразных привычных движений: воздевает руки кверху, падает на колени, касаясь лбом пола, кланяется в пояс и т. п. Это подчинение, приведение к единству внешних выражений молитвенного настрое­ния отразило в зрительном образе то огромное влия­ние, какое религия и духовенство играли в далеком прошлом…

 

 

Впечатление мощности здания мечети заметно ослабевает, если смотреть на нее со стороны двора. Приподнятая над землей боковая галлерейка, раз­бивая своей покатой крышей стену на две части, мешает здесь увидеть ее высоту; яркая размалевка стен, украшения наличников нижних окон и резная деревянная лесенка, ведущая в ханскую ложу, при­дают ей нарядный, радостный вид, вполне гармонирую­щий с общим обликом дворца. Пересечем двор и оста­новимся на минутку около фонтана, обратившись лицом к левому крылу дворца.

 

Шум звонко падаю­щих в бассейн струй воды, связанный в нашем сознании, еще со времен чтения детских сказок, с представлениями о восточной неге и роскоши, пе­реплетается в одно целое со зрительным восприятием наполовину спрятавшегося в зелени деревьев па­вильона Крым-Герая. Он представляется сквозным от обилия окон, радостным и веселым от ярких красок стенных орнаментов, игрушечно-красивым под ши­рокой шапкой выступающей вперед крыши. Это слож­ное ощущение напомнит нам о том, сколько красивого и своеобразного погребено в прошлом дворца.

 

 

Пройдем теперь в зал Дивана, расположенный налево от главного входа во дворец. Помещение этого высшего государственного учреждения вклю­чено в сеть дворцовых покоев—характерная черта старины, когда личность властителя и понятие госу­дарства мыслились слитно и нераздельно. Над дверью знакомое имя: „Двери Дивана (сооружены) Селямет-Герай-ханом, сыном Гаджи - Селим-Герай-хана 1156 (1742) г.“.

 

 

Самые стены этой, одной из немногих, каменной кладки, палат дворца, по всей вероятности, древней помеченной даты и пережили пожар дворца' в 1736 г. Пропорция размеров залы в настоящее время несколько нарушена: пол находится выше своего прежнего положения, вследствие чего нижние окна совсем ушли к земле и кажутся скорей дверями. Потемневшие от времени известковые плиты заме­нили старые мраморы, уничтожен и фонтан—необхо­димая принадлежность нижних комнат дворца; только окна верхнего ряда, старинные, алебастровые, с разноцветными стеклами, да роспись высокого лепной формы потолка, напоминающая своими узорами, багрянцем и золотом окраски раскошный восточный ковер, сохраняют отчасти колорит прошлого.

 

 

 

Когда-то в этом зале, на мягких подушках, рас­положенных вдоль стен, сиживали представители ро­довой аристократии ханства и высшие духовные и светские чины, сохраняя непоколебимую уверен­ность, что „не ханами важнейшие дела делаются, но ими, ближними людьми, великими беями и мур­зами”, как высказался перед русским послом  бей Яшлавский. Среди всей этой знати восседал и хан-не на троне, а также на мягких подушках: „на гюрнуше, как у татар называется ханский диван,-значится в уставах династии оттоманской,для хана стелют особую полость и две обыкновенные подушки, а по сторонам-большие из штофной материи".

 

Позднее появились кресла-больших размеров для хана и меньших для членов совета, задрапированные тонким оранжевым сукном с вышитыми на внутрен­ней спинке золотыми полумесяцами,они сохранялись до 1860 года. В этом собрании обсуждались дипло­матические предложения соседних государств, наме­чались планы военных набегов, государственных и административных мероприятий. В то же время Диван был высшим судебным органом государства являясь одновременно и сословным судом по делам крымской знати. Ведению его подлежали преступле­ния государственного характера и дела по смерто­убийству.

 

По лестнице, ведущей во второй этаж, можно пройти в другой зал—он носит название „посоль­ского". Вероятно, он принадлежал к числу немногих показных палат дворца, служил местом торжествен­ных церемоний, на которых хан выступал в каче­стве представителя всего государства. Этот зал пред­ставляет собою картину почти полного запустения. Два несимметрично расположенных в угловой его части цветных старинных окна наряду с другими,, современными—в грубых деревянных рамах, дают яркое понятие о том, сколько уничтожено и пере­делано в этой части дворца.

 

Только одно это поме­щение во втором этаже по своим размерам и назна­чению может соответствовать той палате старого сгоревшего дворца, подробное описание которой со­хранил для нас современник: „Широкая лестница ведет в верхний этаж, прямо в большую, залу с мраморным полом, прикрытым чистыми цыновками; потолок этой залы расписан голубым цветом с зо­лотом, со столярными мозаичными украшениями.... Стены ее вместо ковров выложены разноцветным фарфором. Самая зала освещалась окнами в два ряда. В верхнем-стекла были разноцветные зеркальные, в виде больших четырехугольников. Нижние окна снаб­жены двойными ставнями, из которых внутренние были легкими решетчатыми, пропускавшими прохладув залу“. Оставим в стороне декоративные части.

 

Зала-мраморы, резные орнаменты, фаянсовую обли­цовку стен. Все это могло быть растащено, уничто­жено, попорчено: несомненным останется одно, что настоящий зал не повторил своими размерами ста­рого-об этом говорит только один ряд окон его…

 

Посольский зал и помещение Дивана своим ны­нешним видом ясно говорят о тех переменах, какие произвел во дворце целый ряд неудачных переделок. Но не только от неумелой руки реставраторов блед­нели подлинные тени прошлого.

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 

Экскурсия по Бахчисараю

 

 Время прибавило к этому наслоения новых воспоминаний и чуждых легенд. Несколько комнат дворца связаны с именем императрицы Екатерины II, другие с поэтическим образом Марии Потоцкой.

Только один уголок сохранил старое имя и, не­смотря на позднейшую отделку, способность пере­дать типичные черты дворцовых построек прошлого.— Это золотой кабинет Крым-Герая.

 

Постараемся преодолеть чувство разочарования, готовое возникнуть при виде яркой и далеко не­стильной росписи оконных простенков, деревянного крашеного пола и скромной драпировки стенных ди­ванов: эта небольшая комнатка, несмотря на бед­ность обстановки, на свежесть красок потолка и стен, не потеряла главной своей прелести—способности пробудить в душе ощущение глубокого уюта, зам­кнутости и отрешенности от внешнего мира. Твор­ческий замысел строителя здесь ярко и полно во­плотил эту характерную черту жилищ восточных, некогда кочевых народов; в ней отразилась, быть может, тоскующая душа степняка, чувствовавшего себя затерянным среди бесконечной, безбрежной равнины.

 

Эту особенность золотого кабинета можно почувствовать вполне, только пройдя вглубь комнаты и повернувшись лицом ко входу: секрет ее—в конт­расте темной задней стены, состоящей сплошь из размалеванных деревянных шкафиков—с тремя на­ружными стенами, почти прозрачными от обилия окон, через цветные стекла которых и густые железные решетки льется приятный матовый свет. Пол цен­тральной части комнаты приподнят над у ровней входа, как бы навстречу этому свету, а маленькая входная дверь под арочным сводом почти неприметна на фоне стены, затененная перегораживающей комнату ре­шеткой.

 

 

Взглянем на минутку через окно на неболь­шой квадратик сада, огибающего павильон. У стены его за зелеными старыми буксусами белеет мрамор­ный фонтан с большим водоемом, над которым рас­кинула свою широкую шапку увитая зеленью ре­шетчатая галлерейка. Когда-то сквозь листву зелени просвечивали золотом ее частые переплеты, в во­доеме плавали рыбы, вокруг был разбит цветник. „Здесь на восьми клумбах,—пишет один из ранних путешественников,—росли розы, туберозы, ронункулы и лилии“. Этот маленький цветник, как бы приль­нувший к высокой стене гарема, замкнутой линией своей ограды еще более подчеркивает уют золотого кабинета, придает ему характер очаровательной ин­тимности...