Крым, с Севастополем, Балаклавой и другими его городами

Крым, с Севастополем, Балаклавой и другими его городами

Кораблев и Сыряков, 1855 год

Крым, с Севастополем, Балаклавой и другими его городами с описанием рек, озер, гор и долин; с его историей, жителями, их нравами и образом жизни.

 

Крымский полуостров составляет, в настоящее время, предмет всеобщего внимания. Каждый уголок его, отмеченный вражеской ногой, возбуждает в нас самый живой интерес. Между тем, на русском языке, нет ни одного отдельного сочинения о Крымском полуострове.

Все исторические данные о Крыме, все описания этого края находятся или в исторических трудах некоторых ученых, или в записках и путешествиях наших соотечественников. Вот почему мы решились, пользуясь многими готовыми материалами, в одной книжке издать то, что теперь разбросано в различных сочинениях, и таким образом составит нечто целое о крае, который является нам театром нынешней войны.

 

 

Исторический очерк Крыма от завоевания его скифами до присоединения к России в 1783 году. – Князь Потемкин Таврический. – Посещение Крыма Императрицей Екатериной II.

 

 

Первоначальная история Тавриды нам совершенно не известна, или, лучше сказать, наполнена различными вымыслами, которым в помощь придается даже и хронология.

По сказаниям историков, Таврида заселена была диким народом, жившим здесь с незапамятных времен и называвшимися Таврами. Лет за 400 до экспедиции Аргонавтов, народ этот порабощен был храбрыми Амазонками, которые основали здесь свою женскую республику, построили храмы, выбрали жриц и, как повествуют, приносили даже в жертву пленников.

Об этих женщинах-завоевательницах много говорится у Геродота, Страбона, Диодора Сицилийского и Юстина; но рассказы их – не что иное, как чудные легенды, прекрасно рассказанные, еще лучше вымышленные и полные мифологического драматизма.

 

Более достоверная история Тавриды начинается со времени завоевания ее Скифами, пришедшими сюда за 16 столетий до Р.Х. и завладевшими большей частью полуострова. Скифы отличались ловким употреблением оружия и жестокостью нравов; мясо убитых неприятелей съедалось при шумном пиршестве, а живые приносимы были в жертву богам.

 

Дарий Гистасп пытался покорить скифов, но безуспешно: утомленные продолжительными и бесполезными переходами, персы сами едва не погибли и только мост через Дунай помог их отступлению.

 

В 1254 году до Р.Х. аргонавты пристали к Таврическому полуострову, но, будучи плохо встречены жителями, спешили спастись бегством.

 

За 600 лет до Р.Х. милитяне и ираклиты начали селиться в Тавриде и основали первые города в этой стране; на восточной части полуострова появились: Феодосия, Понтикапея (ныне Керчь), Нимфея и Мармикиона. Утвердившись в Тавриде, поселенцы стали теснить скифов и принудили их удалится в горы.

Вскоре после этого новое число греческих поселенцев основало здесь колонии, положившие начало Херсонесской республике. Греки принесли с собой просвещение, которое влиянием своим благотворно подействовало на скифов. Из них-то, вместе с греческими пришельцами, образовалось знаменитое Босфорское царство. Первый царь его Левкон напал на колонии и завладел несколькими городами, из числа которых один назван, по имени супруги Левкона, Феодосией. В правление этого государя торговля начала уже делать значительные успехи.

 

Самый знаменитый из Босфорских царей был Митридат Эвпатор; он с редкой в то время образованностью соединял смелость и военные дарования; обагренный кровью других взошел он на престол, но за то своей же кровью запечатлел он неравную борьбу с грозным Римом. Кто не знает истории этого государства-полководца, - истории, исполненной героизма, жестокости и бедствий!

 

 

С падением Митридата пало и Босфорское царство, хотя после этого престол и не оставался праздным, но цари, на нем восседавшие, были творением всемогущего Рима, сделавшегося полным распорядителем этой страны.

После половины 1-го столетия начались нашествия Алланов, Готов, Сарматов и Гуннов. Племена эти являлись в Скифии и большей частью через перешеек вторгались в Тавриду; владычество каждого из них было непродолжительно, но оставляло пагубные следы в торговле и просвещении, начинавших только развиваться. Один только Херсонес удержался и продолжал пользоваться славою и богатствами, приобретенными торговлей; часто даже Херсонесцы являлись на помощь к Босфорцам и вместе с ними мужественно отражали нападения диких племен.

 

 

Между тем Византия напрягала все силы, чтобы увеличить власть свою над Крымом. Император Юстиниан II несколько раз неудачно посылал флот для покорения его. Император Феофиль учредил Херсонесскую провинцию, в которую включил все греческие города Крыма и Кубанских народов.

 

Между тем владычество варваров в Крыму не прекращалось и Херсонесская республика едва могла защищать свою независимость; наконец, кода гунны, предводительствуемые Атиллой, вторглись в Тавриду и распространили свои завоевания даже до Балтийского моря, император Юстиниан спешил помочь херсонесцам и укрепил южный берег полуострова.

 

 

Едва освободившись от гуннов, Таврида (в начале VII в.) покорена была последовательно Уграми и Хозарами. Эти последние , присоединив к ней: часть Киевской области, Молдавию, Трансильванию, Венгрию, Донскую землю и Кавказ, образовали сильную монархию. Но вскоре внутренние междоусобия и беспрестанные нападения русских и печенегов, до того ослабили Хозарское царство, что оно прибегло к помощи греков и в 858 году обратилось в христианство. Не смотря на это, печенеги превозмогли и Хозария опять приняла имя Таврического Херсонеса.

Из нападений русских, к этому времени относящихся, замечателен поход Владимира Святого на Корсунь (Херсонес), имевший последствием крещение Великого князя в Христианскую веру.

 

Владычество печенегов в Тавриде продолжалось не более полустолетия; их вытеснили Команы, которые, в свою очередь, были выгнаны татарами, предводительствуемыми  Батыем.  Таврида вошла в состав так называемой Малой Татарии и нынешний Эски-Крым (Старый Крым) сделался местопребыванием потомка Батыя Оран-Тимуру-хана, которому Крым достался в удел по смерти этого грозного завоевателя. Резиденция хана была вместе с тем главным местом Татарской торговли на полуострове, получившим от Эски-Крыма и свое название. Греки платили дань татарам и за это пользовались правом свободной торговли; причем греческий город Солдаия (нынешний Судак) был главным складочным пунктом Азиатских товаров. Около этого времени в окрестностях Ор-Капи (нынешнего Перекопа) стали добывать в значительном количестве соль.

 

 

Выгоды торговли привлекли в Крым одного генуэзца, который в 1280 году, недалеко от гавани Феодосии, купил землю и основал Кафу. Соотечественники его в непродолжительном времени образовали на южном берегу Крыма несколько колоний, которые вели длительную торговлю. Вскоре возрастающее благосостояние генуэзских поселений, во главе которых стояла Кафа, породило опасения со стороны татар; опасения эти были совершенно основательны, но слишком поздние: генуэзцы не хотели уступить ни преимуществ, приобретенных торговлею, ни земли, ими занимаемой. Таким образом Кафа сделалась опорным пунктом торгового могущества своей метрополии в Черном море.

 

 

Но генуэзцы имели сильных противников в венецианах, которые нарочно снарядили флот и послали его в море для разрушения Кафы: город был взят и разграблен, но по причине голода венециане должны были удалиться, а с появлением генуэзского флота Кафа снова восстала могущественной и богатой.

 

Между тем столкновение с татарами было неизбежно; поводом к нему был самый обыкновенный в то время случай: один из генуэзцев, торговавший в Таганроге, местопребывании Джани-бека, хана Кипчатской орды, убил татарина, оскорбившего его; рассерженный хан велел истребить всех итальянцев и запретил генуэзцам пребывание в его владениях.

 

Кафа, чувствуя себя в силах бороться с татарами, не хотела обращать внимания на повеление хана, который, будучи раздражен неповиновением генуэзцев, собрал большое войско и осадил город; но жители его сделали сильную вылазку и обратили татар в бегство; Джани-бек просил мира и обещал даже платить дань.

 

Несколько времени спустя вероломный хан снова приказал умертвить всех итальянцев, в его владениях находившихся, и снова собрал сильное войско. Кафа приготовилась к сильной обороне, между тем в Риме папа Климент призывал всех христиан вооружиться на защиту этого города. Такое сочувствие Европы к судьбе Кафы, служит явным доказательством того могущественного влияния, которое имела она на государства того времени. Впрочем вооружение христиан против татар стало ненужным, потому что враждующие стороны, утомленные войной, сами поспешили заключить мир. При миновании опасности, генуэзцы стали укреплять Кафу и, приобретенные ими впоследствии, греческие города Чембал и Солдаию (нынешние Балаклава и Судак). Развалины Генуэзских крепостей сохранились в Крыму и до нашего времени.

 

 

До сих пор крымские татары не имели еще полной самостоятельности и были в зависимости от властителей сарайских. Прочное основание независимости их положено внуком Тохтамыша Хаджи-Гиреем, который с помощью великого князя Литовского и Казимира I, объявил себя независимым ханом Крымских улусов. Хаджи-Гирей питал непримиримую родовую вражду к ханам Золотой орды и передал свою неприязнь детям и внукам. Причиной этой вражды был Абу-Сеид, один из родственников Тамерлана; он в 1401 году овладел Кипчакской ордой, собственноручно убил в сражении Токат-Михе, последнего потомка Чингис-хана, и велел кроме того перебить всех его родственников. Из числа осужденных таким образом на смерть уцелел только десятилетний Девлет, спасенный каким-то пастухом. В последствии, когда татары захотели свергнуть владычество потомков Тамерлана, Девлет, ведший пастушескую жизнь, избрал был ханом; в благодарность за спасение жизни он к имени своему присоединил еще имя пастуха, его скрывшего, и назвался Девлет-Гиреем; впрочем называют его также Хаджи-Гиреем: эпитет хаджи дан ему народом, хотя Девлет и не ходит в Мекку на поклонение.

 

 

По смерти Девлет-Гирея вступил на трон один из его сыновей – Менгли-Гирей, который должен был победить сначала своих непокорных братьев и для своей безопасности, заключить их в Судакскую крепость, принадлежавшую генуэзцам. Это обстоятельство было причиной гибели их колоний; потому что генуэзцы, надеясь на свою силу и содержа братьев Менгли-Гирея в своей крепости, захотели извлекать для себя выгоду из предложения хана; недовольный этим Гирей и еще более озлобленные татары осадили Кафу и просили помощи у Магомета II. Вскоре под стенами города явился громадный турецкий флот, состоявший из 482 судов; после упорной шестидневной защиты Кафа сдалась; город был разграблен, а христиане-католики отвезены в Константинополь. Судак и другие генуэзские города испытали подобную же участь, и с ними вместе рушились знаменитые и цветущие колонии генуэзцев.

 

Магомет II  завладел всем полуостровом, а Менгли-Гирея увел пленником в Константинополь; но, по удалении правителя, в Крыму снова начались междоусобия и султан вынужден был вернуть Гирея, назвав его Крымским ханом, с тем, чтобы он был в полной зависимости от Порты. До плена своего, Менгли-Гирей жил в мире с Россией и даже заключил тесный дружественный союз с Иоанном III; получая притом дары, он по одному слову государя нападал на орду и на Литву, е щадя ни той, ни другой. По возвращении хана из Константинополя, страсть татар к хищничеству проявилась в высочайшей степени: Менгли-Гирей, отягченный старостью, не могут унять своих мурз, которые, будучи подкупаемы поляками, вторглись в пределы России и доходили даже до Рязани. Под конец своего ханствования Менгли-Гирей жестокостью своих поступков навлек на себя ненависть всего народа.

 

Сын Менгли-Гирея, Магмет-Гирей в 1515 г. Наследовал отцу; он захотел быть посредником между Польшей и Россией, потребовал от последней дани и имел притязания возобновить мнимое право Чингисхановых потомков на господство в этой стране. Магмет-Гирей, распространив влияние свое на Казань и Астрахань, был уверен в своей силе и потому настаивал на своих требованиях. Василий III  Иоаннович отказался от посредничества хана и от платежа ему дани; в ответе на это Магмет-Гирей со всеми подвласными ордами вторгнулся в пределы нашего отечества. Положение России было критическое: войска были на западе и дрались с поляками, Москва была почти беззащитна. Разбив воевод на Оке, хан осадил столицу. Чтобы спасти ее от разрушения, бояре и воеводы московские , без ведома государя, дали богатый выкуп и обязались платить ежегодную дань; после этого хан направился к Рязани, но под стенами ее храбрый воевода Хобарь Симский разбил татар на-голову и отнял Московскую договорную грамоту.

 

Вскоре по возвращении своем в Крым, Магмет-Гирей предпринял поход против Дадианов Мингрельских и в нем лишился жизни.

 

Долгое время после него ханы слыли как предводители разбойников: пользуясь несогласиями соседних народов, они нападали на какую-нибудь из воюющих сторон, а иногда за деньги помогали и обоим вдруг. Мир с ними был невозможен; никакие трактаты, никакие клятвы с их стороны не могли быть надежными; при первом удобном случае, при малейшей вероятности на успех, они нападали и на друзей, и на неприятелей. Широкие степи были им хорошо известны; звезды и самые незначительные местные предметы служили татарам путеводителями.

 

Еще с самого начала существования Крымской орды, по принятому обычаю, находился всегда в Константинополе заложником один из членов династии Гиреев; этим средством султан держал ханов Крымских всегда в повиновении. Пользуясь своим влиянием, Порта поступала с ними как со своими пашами, и, по произволу, то возводила их на трон, то свергала с него; таким образом в продолжение ста пятидесяти лет Крымские ханы были игралищем Оттоманской империи.

 

В течение этого периода времени являлись в Крыму властители, старавшиеся обуздать воинственные наклонности своих подданных и посеять в них семена просвещения. Из таких ханов замечателен Буре-Гази-Гирей, или, просто, Гази-Гирей II, возведенный на престол турецким султаном. Он обладал многими достоинствами и, по описанию Мухаммеданских историков, был государем благочестивым, правосудным и щедрым. Кроме других талантов, он обладал и поэтическим дарованием, памятником которого осталась поэма под названием «Соловей и Роза». Но и в его ханствование вражда с Россией не прекращалась и в 1591 году татары дошли даже до Москвы, под которой впрочем были разбиты и обращены в бегство.

Русские государи, чтобы оградить страну от нападений хищников, стали укреплять границы; начало построения укреплений, в больших размерах, положено царем Феодором Иоанновичем, а окончательная безопасность Москвы и вообще середины России, от нападений татар, принадлежит Михаилу Феодоровичу, который кроме того посылал ханам богатые дары и искал дружбы турецкого султана.

 

Между тем, в 1666 году, прямое потомство Менгли-Гирея пресеклось и на трон вступила младшая отрасль этого дома, известная под именем Чобанов, то есть пастухов. Первый хан из этой отрасли был Адиль-Гирей. Его преемник Хаджи-Селим-Гирей был очень любим своими подданными; но, несмотря на то, три раза лишался ханского достоинства. В его правление 200 000 русских войск, под предводительством князя Голицына, напали на Крым. Татары были приведены в страх огромным запасом артиллерии, находившимся при российской армии; но храбрость их хана спасла Крым и была в числе главных причин неудачи походов князя Голицына.

 

В награду за это янычары думали провозгласить Хаджи-Селим-Гирея турецким султаном, но он отказался от этой опасной почести. Чтобы как-нибудь отличить хана за оказанное им мужество, Оттоманский двор объявил, что только одни потомки его будут облекаемы в ханское достоинство, и что члены дома Гиреев от других боковых линий, не прежде могут получить на то право, как по пресечении прямого потомства от Хаджи-Селима. Наконец Хаджи-Селим-Гирей, с позволения Порты, передал престол сыну своему Девлет-Гирею II (1699 – 1702), который показал себя довольно храбрым ханом, но был низвержен, и отец его в четвертый раз сделался правителем Крыма. В этот промежуток времени Хаджи-Селим-Гирей не показал уже прежней деятельности; смерть его последовала  в 1704 году.

 

Престол наследовал Гази-Гирей III (1704 – 1707), сумевший заслужить привязанность крымских татар; но враждовавший против него визирь Али-паша сверг его своими интригами. Ханское достоинство перешло к третьему сыну Хаджи-Селим-Гирея в 1707 году, а в 1708 отдано Девлет-Гирею, который верно служил Оттоманской Порте и отличился во время похода  Петра Великого в Молдавию; мир, заключенный великим визире с Россией, раздражил хана до того, что, по прошествии значительного времени, он не позабыл потребовать головы турецкого военачальника и получил ее. В 1713 году Девлет-Гирей был сослан на остров Сцио, и в ханское достоинство вторично возведен Каплан-Гирей, воевавший потом с Польшей; но и его в 1716 году низвели с престола, и до 1730 года ханское достоинство находилось непременно в руках трех правителей.

 

 

В 1730 году Каплан-Гирей назначен опять Крымским ханом. В его правление русские под предводительством Ласси, взяли Азов, а Миних разбил татар, завладел Перекопом, взорвал его, опустошил страну до самого Бахчисарая и только по недостатку продовольствия возвратился в Украину. Война эта, веденная в царствование Анны Иоанновны, была успешна потому, что Турция, в свою очередь, занятая войной с Персией, не могла помочь татарам. Победы русских сильно поколебали Крымское ханство и на место Каплан-Гирея был возведен Фетх-Гирей; но русские опять проникли в Крым и сожгли Карасубазар, в следствие чего Фетх-Гирей нашел вынужденным уступить престол Менгли-Гирею, который, деятельно продолжая военные действия против русских, умер в том же году.

 

Из последующих ханов замечателен Крым-Гирей (1758 – 1764). Правление его исполнено многими несчастьями, несмотря на способности и добрые намерения хана. Он, вопреки видам Порты, завел деятельные сношения с Фридрихом II, во время семилетней войны, и обещал ему даже помощь. Непослушание Крым-Гирея до того раздражило султана, что он был отправлен в ссылку; но в 1768 году снова возведен на престол. В том же году он отправился с 170 000 армией для содействия Порте в войне с Россией; но поход этот был неудачен, и вскоре после него Крым-Гирей умер, как полагают от яда. Крым-Гирей отличался познаниями, весьма редкими для татарина, не гнушался иноверцами и представлял собой особенно замечательный между мусульманами пример веротерпимости.

 

Каплан-Гирей, назначенный во второй раз в ханы, через год был свержен, вследствие несправедливого обвинения в его тайных сношениях с Россией. Эту самую участь имел и Селим-Гирей III, возведенный и низложенный в 1771 году. Тогда с содействием российского правительства, крымцы возвели на ханский престол Сагиб-Гирея; избрание это было сделано без участия Порты и потому турецкий султан назначил ханом другого; но русские войска, заняв Крым, утвердили на престоле Сагиб-Гирея и дали ему в калги брата его Шагин-Гирея. Вследствие переговоров, начавшихся между Россией и Турцией, в 1772 году Порта согласилась предоставить Крымскому ханству права полной самостоятельности и с неудовольствием подтвердила назначение Сагиб-Гирея правителем независимым от султана, или, лучше сказать, зависимым только в одном духовном отношении. Пи новом разрыве с Россией, султан тотчас же заменил его Девлет-Гиреем и поручил ему вести войну с русскими в Крыму; причем Порта возобновила требования безусловной покорности татар и полного распоряжения престолонаследием ханов.

Но вслед за тем блистательные успехи русского оружия принудили Оттоманский двор к уступчивости.

 

В 1774 году был заключен Кучук-Кайнарджийский трактат, по которому Порта уступила России Азов, Керчь, Еникале, предоставила российским купеческим кораблям право свободного плавания во всех морях, омывающих берега ее владений, и обязалась, также как и Россия, не вмешиваться в избрание крымских ханов, имея только одно духовное господство над этим полуостровом. Сагиб-Гирей был восстановлен в достоинство хана и получил от султана знаки верховного утверждения в том звании.

 

Несмотря на это обе державы старались об утверждении своего влияния над Крымом, и Порта, происками своими, вооружила против Сагиб-Гирея большую часть народа. Сагиб-Гирей принужден был оставить Крым и, для безопасности своей, удалиться в Россию.

 

Ханом сделался Девлет-Гирей, заклятый враг русских. Императрица Екатерина II послала в Крым войско, под начальством Суворова, который принудил татар избрать ханом Шагин-Гирея, расположенного к русскому правительству. Недовольная этим Порта, со своей стороны, назначила Селим-Гирея в Черное море сильный флот с большим десантом, под предводительством знаменитого Гассан-Бея; но Суворов, неутомимо следя за движениями Турецкого флота, воспрепятствовал произведению высадки. Между тем влияние Франции склонило Оттоманский двор к признанию Шигин-Гирея ханом и отвратило тем новую войну с Турцией. Наши войска выступили из Крыма, оставив несколько тысяч около Кинбурна и Еникале.

 

Немного спустя после этого, татары опять взволновались, а турки заняли Таманскую область. Шагин-Гирей бежал в Херсон и Россия открыла военные действия. Князь Потемкин с многочисленным войском быстро занял весь полуостров и Кубанские земли. Наконец в 1783 г. Порта совершенно отказалась от притязаний на Крым, а Шагин-Гирей сложил с себя ханское достоинство и присягнул в верности России; примеру его последовала большая часть народа.

 

Шагин удалился в Малороссию и, полгода спустя, несмотря на свое отречение, завел отношения с татарскими мурзами, подстрекая их на возмущение. Суворов быстро собрал войска и двинулся к Тамани, в которой находился хан, окруженный свитою и частью возмутившихся Ногайцев. Устрашенный Шагин бросился за Кубань, но был настигнут Суворовым и разбит на-голову; между тем как другая часть русских войск вступила в Крым и в самое короткое время водворила там спокойствие. Шагин-Гирей возвратился в Россию и жил некоторое время в Петербурге, получая пенсию от Императрицы, но соскучась, или, как говорят, увлеченный обещаниями Порты, он отправился в Турцию и был там удавлен по приказанию султана.

 

Присоединением Крыма заключилось историческое существование Крымской орды, продолжавшееся слишком триста лет. Правда, сначала жители стали выселяться, но, в последствии, удостоверясь, что им нечего опасаться, как относительно своей собственности, так и религии, они большей частью возвратились.

 

Князь Потемкин за присоединение Крымского полуострова к России получил от Императрицы прозвание Таврического и сделан был управителем Крыма, вошедшего в состав Таврического наместничества. Сообразно воле Екатерины, Потемкин старался преобразовать Крым по-русски, населил иностранцами, особенно немецкими колонистами, заботился о развитии промышленной деятельности и в особенности торговли.

 

В 1787 году Императрица, снисходя на просьбу Потемкина посетить южную Россию, предприняла путешествие, отличавшееся как великолепием, так и политической целью, в нем заключавшейся. Императрица оставила С. Петербург на другой день нового 1787 года. Поезд ее состоял из 100 экипажей, для которых на станциях готовили по 600 лошадей. В свите Императрицы, кроме русских вельмож, находилось множество знатных иностранных особ.

 

Вечером большие дороги, хребты гор и окружающие леса освещались разноцветными огнями; в самое короткое время выстраивались чудные дворцы, а рощи превращались в Английские сады; везде приготовлена была великолепная встреча и нарочно воздвигались триумфальные арки. Мая 19-го Императрица, вместе с Иосифом II, переехала через Перекоп и около двух недель пробыла в Крыму. Во все это время ни одного дня не проходило без фейерверков, балов и иллюминаций; на встречу Государыни выходили толпы татар, а в Балаклаве приняли ее 200 гречанок, одетых Амазонками и вооруженных копьями, стрелами и ружьями. Июня 2-го Императрица рассталась с Иосифом и отправилась в обратный путь через Полтаву, Харьков, Курск, Орел, Тулу, в Москву.