Успенский монастырь в Бахчисарае

Успенский монастырь в Бахчисарае

 

Описание Успенского скита в Бахчисарае этнографом П. В. Никольским (1927 г)

 

…На обратном пути из Чуфут-Кале нам следует посетить Успенский скит, возникший на месте старого греческого монастыря, служившего когда-то религиозным центром проживавшего в районе Бахчисарая православного населения. Сейчас же за зданием монастырской гостиницы, в настоящее время приспособленной под общежитие Собеса, крутая, извивающаяся тропинка ведёт по осыпи к подножью скалы, в мягком известняке, который иссечена небольшая церковь и несколько приспособленных для жилья келий-пещер.

 

Над церковью – большой рукописный на камне скалы образ девы Марии, именем которой называлось существовавшее когда-то у подножия горя греческое поселение Мариамполь-сельцо Мариино русских посольских сказок. Вся долина и сейчас ещё носит название Мерьем-дере-оврага Марии. Осмотр церкви и этих келий может, до некоторой степени, объяснить использование подобных сооружений, составляющих целую цепь, так называемых, пещерных городов в отрогах второй Крымской горной гряды.

 

Всякого рода деревянные сооружения подсобного типа, характер отопления и т.п. могут с большею наглядностью показать, как человек в былые времена пользовался этими пещерами, чем те образчики пещерного строительства, какими богато Чуфут-Кале. Современный вид церкви не повторяет её древнего устройства: уже в русское время она была значительно расширена, причём был устроен новый контрфорс для поддержания места, занимаемого алтарём, и балкона, а также заново высечены ступени входа.

 

К приходу русских эта покинутая церковь представляла собою небольшую пещеру, в которой «по стенам оказалась испорченная живопись святых икон, алтарная перегородка была разломана, а в нише находилась масса человеческих костей, вероятно, перенесённых сюда после окончательного разложения тел». Это место было однако весьма почитаемо местным населением, а средневековая религиозность приукрасила его рядом чудесных легенд. Один вариант этих сказаний заключает в себе весьма распространённый мотив о случайном нахождении в скале иконы Св.Девы пастухом Качинского кн.Михаила.

 

План Успенской церкви вблизи Бахчисарая

 

Перенесённая в дом князя эта икона чудесным образом снова оказалась на старом месте и тем как бы избрала место будущего монастыря. В параллель с этим простодушным сказанием существовал другой вариант искусственной церковной обработки. Автор скифской истории Андрей Лызлов так передаёт его: «был некогда в этих каменных горах великий змей, пожиравший и скотов и людей, отчего всё это место стало пустым. Но так как в окрестностях жили ещё.

 

Но так как в окрестностях жили ещё греки и генуэзцы, они молились пресвятой богородице, что-бы она освободила их от этого змея. И вот, однажды ночью увидели они в горе той свечу горящую, в месте, куда нельзя было взойти, благодаря крутизне скалы. Вытесавши ступени из камня и взобравшись туда, они увидели образ пресвятой богородицы и перед ней горящую свечу и тут же близи нашли того змея, лежащего мёртвым»…

 

Освящённый религиозной легендой, расположенный вблизи политического центра Успенский скит с середины 18-го века делается средоточием греческой церковной жизни всего полуострова, а затем и тем место, в котором определилась судьба всего старого христианского населения Крыма, где было решено и откуда было выполнено в 1778 году поголовное выселение крымских христиан в Мариупольские степи. Этот факт, теперь довольно основательно забытый, но в своё время имевший огромное значение и в хозяйственной и политической жизни Крыма был первым в ряде тех катастроф, которыми сопровождалось покорение Крыма Россией, и Успенский скит является топографическим памятником этого печального события.

 

Христианское население Крыма, состоявшее из греков и огречившихся потомков северных пришельцев- алан, готов, армян – сосредоточилось, главным образом, в предгорной и горной части Крыма, а также составляло значительный процент крымского городского населения. Оно было лично свободным, имело право собственности и свободу вероисповедания…

 

Экономически тесно связанные с татарским населением, они, в особенности греки, всё более поддавались мусульманской культуре, постепенно утрачивая родной язык и обычаи. В особенности это чувствовалось в районе Бахчисарая и Балаклавы, где христианское население не только, забыв свой греческий язык, говорило на татарском, но на нём же исполняло и свои церковные службы.

 

В целях материальной и моральной поддержки оно очень рано вошло в сношения с Москвой. Бахчисарайское греческое подворье, а также и селение Мариамполь сделались местом постоянного пребывания послов в тех случаях, когда им разрешалось право выбора местожительства, а пещерная церковь Успенского монастыря стала всё чаще упоминаться в посольских отписках…

 

Двусмысленность поведения духовных руководителей не могла не отразиться на общем положении всего вообще христианского населения…Это до некоторой степени создавало возможность проповеди о переселении из Крыма в пределы России – идеи, возникшей в среде русских государственных деятелей и легко воспринятой греческим духовенством.

 

 Главным двигателем всего сделался митрополит Игнатий, с которым русское правительство помимо существовавшей ещё ханской власти вело все переговоры об условиях переселения. Проповедь духовенства и энергичные действия известного своей решительностью Суворова, которому было поручено организовать это переселение, возымели своё действие. В течение 1778 года выселилось из Крыма более тридцати одной тысячи христиан, из которых почти половина приходилась на долю городского населения. Переселение это совершалось не вполне охотно. Многие скрывались и прятались, иные принимали мусульманство, чтобы только остаться в родном Крыму.

 

 

Успенский скит в Бахчисарае

 

Однако решительность действий русского правительства совершенно не соответствовало неумелая организация самого переселения. В силу отсутствия в надлежащем количестве транспорта, строительных материалов и припасов голод, холод и болезни уничтожили чуть ли не половину переселенцев, и митрополиту Игнатию пришлось выпить горькую чашу позднего раскаяния:

 

« Дорогою и по приезде сюда, - пишет он русскому резиденту при Ханском дворе Константинову, - что я от переселенцев вытерпел – одному только Богу известно. Заткнув уши, уклоняюсь я от слуха речей их, ибо если на их требования ответствовал, то давно уже лиши меня жизни. Всё то я терпеливо сношу, но Бог праведен! Вы меня ввергнули в глубину огня и в нём страдать оставили; я Вас оставляю Божию Правосудию, который воздаст Вам в сию пасть».

 

Успенский скит был заброшен на протяжении 70 лет. Торжественное открытие нового Успенского скита в Бахчисарай состоялось в 1850 году.